«Зимние грезы» Александра Сладковского услышали в Москве | Press | Tatarstan-symphony
 
For information call +7(843) 236-73-65



«Зимние грезы» Александра Сладковского услышали в Москве

22.01.2018 | Бизнес-ONLINE
ГСО РТ исполнил музыку Чайковского по лекалам европейского классического образца

Программу музыки Чайковского сыграл в Большом зале Московской консерватории Государственный симфонический оркестр РТ. Первый концерт для фортепиано с оркестром и симфония №1 «Зимние грезы» слились в единое целое, идеально отвечающее зимнему календарю и — едва ли не в большей мере — реалиям московской истории их создания. О том, почему это важно и здорово, рассказывает музыкальный критик «БИЗНЕС Online» Елена Черемных.

Александр Сладковский

ПЕРВАЯ МОСКОВСКАЯ СИМФОНИЯ ЧАЙКОВСКОГО

Москва была в жизни Петра Чайковского городом отступления от правил. Сюда он переехал после окончания консерваторского класса Антона Рубинштейна в Петербурге и сразу же попал в подопечные к Николаю Рубинштейну, первому директору Московской консерватории. В петербургско-московском проеме биографии Чайковского братья-пианисты Рубинштейны выглядят антиподами. Антон Григорьевич Рубинштейн – свирепый педагог петербургского класса, в первый выпуск которого попал и Чайковский, натаскивал студентов-композиторов по западноевропейской моде того времени. Они зубрили полифонию, писали по 200 контрапунктических вариаций и больше кары небесной должны были бояться использования в студенческих работах несанкционированных их мэтром инструментов, в частности, арфы и литавр. Однажды, написав в конце летних каникул увертюру к пьесе Островского «Гроза», Чайковский был заочно подвергнут жесточайшему остракизму именно за то, что включил запрещенные тембры в свою партитуру (ну а какой нормальный композитор в «Грозе» игнорирует литавры?). Да и эскизы Первой симфонии, набросанные Чайковским в 1866 году, Антон Рубинштейн не одобрил.

Зато его брат Николай Григорьевич не только одобрил, но и исполнил премьеру второй редакции Первой симфонии в том самом 1868 году, в котором Чайковский подался под его начало преподавателем в Московскую консерваторию. Причесав партитуру симфонии, в Москве автор довел ее до готовности быть исполненной в одном из концертов московского отделения Императорского Русского музыкального общества. Дирижировал премьерой Николай Рубинштейн, чье имя в посвящении Первой симфонии кому-то покажется слегка корыстным жестом автора. Но не суть, потому что окончательная редакция, в которой весь мир знает эту музыку, была создана в 1874 году. А годом позже нотоиздатель  Петр Юргенсон  — верный друг и надежный кредитор Чайковского — напечатал партитуру симфонии, очень может быть, именно тогда согласовав с автором и ее подзаголовок — «Зимние грезы».

ПЕРВЫЙ МОСКОВСКИЙ ФОРТЕПИАННЫЙ КОНЦЕРТ ЧАЙКОВСКОГО

В 1874 году Чайковский сочинил и Первый концерт для фортепиано с оркестром. С тех пор как в финале международного конкурса Чайковского стали играть эту музыку, любопытная история ее рождения забылась — на официальном фасаде советской пианистической школы она смотрелась бы курьезно. Тем приятнее вспомнить. В рождественскую ночь 1874 года (речь о католическом рождестве, которое приходится на 25 декабря) в компании друзей — критика Николая Кашкина (к слову, причастного к созданию Первой музыкальной школы имени Чайковского в Казани), виолончелиста и дирижера Карла Альбрехта — 31-летний Чайковский рискнул поделиться фортепианной новинкой (оркестровка концерта еще не была им закончена) с ними же праздновавшим Рождество Николаем Рубинштейном. К этому моменту друзья были в здравом уме, но, скорее всего, в небезупречно трезвой памяти. Сыгранное на квартирном рояле Чайковским возмутило Николая Рубинштейна, которому первоначально посвящался и этот концерт, и он потребовал у Чайковского переделок, не забыв при этом поддразнить младшего друга изуверским шаржем на его игру вот прямо на той же самой клавиатуре. В ответ Чайковский сказал: «Не изменю ни ноты». После чего в бешенстве покинул дружеский приют. Концерт он посвятил Гансу фон Бюлову, которому досталась и премьера — не где-нибудь, а в Бостоне. Московскую премьеру чуть меньше года спустя после случившегося играл 19-летний Сергей Танеев. Дирижировал, как легко догадаться, Николай Рубинштейн, позже таки опомнившийся и самолично исполнивший Первый концерт Чайковского в 1878-м в Париже.

Восторженной новизне музыки Первого фортепианного концерта Чайковского сегодня мало что отвечает: растиражированное после 1958 года финалистами конкурса имени Чайковского величие официального русского классика как бы сомкнулось с величием советского пианизма, а торжество вступительных аккордов запечатлелось в культурной памяти поколений чем-то вроде позывных неувядающему оптимизму СССР и непобедимой России-матушке. На самом деле вторая часть концерта – это такая кабинетно-помещичья прелесть тишины и сновиденчества, а веселая мелодия украинской «Веснянки» в третьей части – это такой авангардистский вызов европейской фортепианной вампуке ХIХ века, что никаким братьям Рубинштейнам и не снилось! Невероятно, но факт: в год выпуска Первого фортепианного концерта Чайковского свой последний — Шестой концерт для фортепиано с оркестром — написал его петербургский учитель Антон Рубинштейн, который никогда после Чайковского уже не возвратился к этой форме, образцово русифицированной его учеником в объезд всех норм европейско-эстетизированной массивности и красивости. Лучше всех об этом написал тот же Танеев, 19-летним учеником Чайковского отправившийся в ноябре 1875-го на петербургскую премьеру концерта (играл Густав Кросс) и телеграфировавший в Москву друзьям: «Поздравляю всех нас с первым русским фортепианным концертом. Написал его Петр Ильич».

Николай Луганский

ЧАЙКОВСКИЙ КАЗАНСКОГО ПРОИЗВОДСТВА

В Большом зале консерватории слушать зимой Первый концерт Чайковского — удовольствие из нечастых. Любимец публики Николай Луганский играл его без чемпионства бывшего победителя конкурса им. Чайковского, но и без того «сокровенного знания», с каким сейчас обращаются к этому опусу в недавно реконструированной авторской редакции более молодые исполнители — Андрей Коробейников и Кирилл Герштейн. Наверное, правильно было в крещенские дни не революционизировать общеизвестное, а просто обрадовать слух той исполнительской доброкачественностью, которая ведет нас по наизусть знакомой музыке как по надежному фарватеру. Каждая эмоция давно и хорошо знакома, и пусть она проживается публикой снова, с той же полнотой, что и всегда.

ГСО РТ с Александром Сладковским предстали надежными и верными партнерами, деликатно отдавшими пальму первенства солисту. Хотя тем, кто слышал их исполнение концерта в зале им. Чайковского полтора года назад с пианистом Филиппом Копачевским, могло не хватить тогдашней обоюдности тонких настроек, каких-то исключительно нежных красок, когда от звука до тишины, казалось, рукой подать, а движение музыки, одновременно значительное и хрупкое, страшно было спугнуть звуком собственного пульса.

Акцентным событием вечера стала, конечно, симфония «Зимние грезы», отточенная оркестром до полнейшей иллюзии связанности со всем, что есть «зимнего» в музыке Чайковского — вплоть до «Щелкунчика» с его «Вальсом снежинок» и волшебно растущей в доме Штальбаумов елкой. Вместе с тем все четыре части симфонии, казалось, были выверены по лекалам европейского классического образца, заданного Моцартом и Бетховеном. Аналитическому слуху Сладковского хотелось аплодировать каждую секунду симфонического времени, то подзастывшего, пронизываемого игольчатыми фразами флейт, то взметываемого валторновыми возгласами, то стелящегося неправдоподобно ровными, словно по линейке чертимыми звуковыми ландшафтами.

Слушая довольно известную эту музыку, словно в первый раз, трудно было поверить в реальную химию симфонических температур ГСО РТ, оборачивающихся и камерной грациозностью второй части, и вальсовыми силуэтами третьей части, а под конец — имперскими фейерверками финала, взрывной градус которого обеспечили те самые литавры, тарелки и большой барабан, которые были запрещены к использованию в петербургском консерваторском классе свирепого Антона Рубинштейна.

Елена Черемных

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/370194



Все публикации
16 Tuesday
October / 2018

 

Our partners



 

Tatarstan National Symphony Orchestra
420015, Republic of Tatarstan
Kazan, Gogol, 4

Tel / fax: +7(843) 236-73-65

Orchestra
Concert
Press
News
Media
Information




Александр Сладковский и ГСО РТ - артисты SONY Music Entertainment Russia
Александр Сладковский и ГСО РТ - артисты SONY Music Entertainment Russia


Site made Fantasy Technology