Тройной бис Мацуева закрыл VII фестиваль "Белая сирень" | Press | Tatarstan-symphony
 
For information call +7(843) 236-73-65



Тройной бис Мацуева закрыл VII фестиваль "Белая сирень"

19.06.2017 | Независимая газета

<p><img alt="" src="http://www.ng.ru/upload/iblock/a0c/122-7-2.jpg" style="background:transparent; border:0px; margin:0px; outline:0px; padding:0px; vertical-align:middle; width:450px" /></p>

<p><span style="color:rgb(0, 0, 0); font-size:11px">Музыка Сергея Рахманинова &ndash; обязательная часть программы. Фото предоставлено пресс-службой Государственного симфонического оркестра РТ</span></p>

<p>Казанская &laquo;Белая сирень&raquo; &ndash; один из двух фирменных фестивалей Александра Сладковского и Госоркестра Татарстана, наряду с &laquo;Рахлинскими сезонами&raquo;. Основанные Сладковским вскоре после того, как он возглавил коллектив, они стали важным инструментом для возрождения былого реноме оркестра и завоевания новых рубежей. Сегодня у оркестра имеется уже солидная международная репутация, чему свидетельством и его гастрольные маршруты, и завершенная в прошлом году запись всех симфоний Шостаковича, что могут позволить себе лишь элитные коллективы.</p>

<p>А фестивали в Казани проходят с аншлагами, собирают звезд и просто очень достойных музыкантов. Но при всем международном статусе ориентированы они прежде всего на свою публику, которая только и может охватить всю программу целиком. Ведь фестивальные концерты проходят с паузами в два-три дня, а потому гости (и критики) приезжают, как правило, лишь на что-то одно. И чаще всего таким &laquo;главным блюдом&raquo; становится концерт-закрытие. Фестиваль &laquo;Белая сирень&raquo; носит имя Сергея Рахманинова, и оно отнюдь не просто бренд, ни к чему особо не обязывающий. Музыка Рахманинова составляет основную часть программ, хотя и не единственную. Так, например, в первом из концертов нынешнего фестиваля исполнялась еще и музыка &laquo;Весны священной&raquo; Игоря Стравинского, а в последнем нашлось место для Чайковского (были, впрочем, еще и бисы Дениса Мацуева, с Рахманиновым не связанные).</p>

<p>Программу заключительного концерта открыла увертюра &laquo;1812 год&raquo; &ndash; не самое, прямо сказать, вдохновенное и глубокое сочинение Чайковского. Однако оно вполне позволяет оркестру продемонстрировать свои возможности, а дирижеру &ndash; мастерство. Сладковский преподнес эту батальную и во многом брутальную музыку с мощным драйвом, одновременно предприняв отнюдь небезуспешную попытку раскопать в ней и какие-то более глубинные слои. Правда, все равно осталось непонятным, почему именно эту &laquo;датскую&raquo; музыку надо было предпосылать Рахманинову, причем &ndash; без какого-либо внешнего повода.</p>

<p>Сам Рахманинов был представлен в программе двумя сочинениями, относящимися к вершинам его творчества, хоть и созданными совершенно в разные периоды и во многом являющимися антиподами. Речь о Втором концерте для фортепиано с оркестром и о поэме для солистов, хора и оркестра &laquo;Колокола&raquo;.</p>

<p>Второй концерт &ndash; едва ли не самое популярное из сочинений Рахманинова и, бесспорно, &ndash; одно из самых светлых. Сколько раз играл его Денис Мацуев, не знает, наверное, даже он сам, но уж точно не одну сотню. В исполнении Мацуева было много столь часто присущей этому талантливому пианисту спонтанности, и Сладковскому с оркестром приходилось к нему подстраиваться буквально на ходу. Иногда темпы оказывались чрезмерно быстрыми, и какие-то куски представали несколько скомканными, &ndash; зато в других пианист демонстрировал не только великолепное туше и виртуозную технику, но и даже и музыкантскую тонкость. Концерт в итоге сыграли за едва ли не рекордные полчаса. И Мацуев остался с залом наедине (это, конечно, образно говоря, поскольку оркестр сцены не покидал, также пополнив собой число слушателей), сыграв на бис &laquo;Грезы&raquo; Шумана, финалы 17-й сонаты Бетховена и 7-й сонаты Прокофьева. И мы услышали словно бы двух разных Мацуевых. Первый явил тончайшее лирическое чувство в Шумане и непривычную сдержанность в бетховенской сонате, прозвучавшей скорее с романтическим внутренним погружением, нежели с привычными &laquo;бурей и натиском&raquo;. А вот Прокофьева Мацуев буквально &laquo;отстучал&raquo; в напористой, силовой манере &ndash; и музыка пала в неравном поединке.</p>

<p>Но главным событием вечера стали, конечно, &laquo;Колокола&raquo;. Именно здесь можно было в наибольшей степени оценить и нынешнее качество оркестра, и музыкантский масштаб Сладковского, ощутимо возросший за годы во главе ГСО РТ. Его интерпретация &laquo;Колоколов&raquo; по большому счету не слишком уступала той, какую мы слышали у Валерия Гергиева на одном из &laquo;Пасхальных фестивалей&raquo;. В этом позднем и одном из наиболее трагических творений Рахманинова слышались вполне явственные малеровские аллюзии и еще многих разных пластов, а общее эмоциональное воздействие было необычайно сильным.</p>

<p>Оркестр был на той высоте, что в принципе нечасто оказывается возможной в нестоличных условиях. Весьма достойно выступил и студенческий хор Казанской консерватории. Среди солистов с заметным отрывом лидировал Петр Мигунов. Безусловно, и Максим Пастер, и Наталья Мурадымова &ndash; прекрасные певцы, и их исполнение никак не назовешь неудачным. Но, дело ли в проблемной акустике зала или в чем-то ином, их голоса звучали не всегда достаточно сфокусировано, а большую часть слов можно было разобрать лишь с трудом. А для Мигунова, казалось, не существовало ни акустических, ни каких-либо иных проблем: его благородный и внушительный бас звучал уверенно, каждая нотка резонировала в зале, каждое слово подавалось и интонировалось столь четко и вместе с тем <span style="color:#000000">выразительно, как, пожалуй, и не припомнить у наших басов со времен Евгения Нестеренко.&nbsp;</span></p>

<p><a href="http://www.ng.ru/authors/74471/" style="margin: 0px; padding: 0px; border: 0px; outline: 0px; font-size: 11px; vertical-align: baseline; background-image: initial; background-position: initial; background-size: initial; background-repeat: initial; background-attachment: initial; background-origin: initial; background-clip: initial; color: rgb(207, 24, 56); text-decoration-line: none; font-family: Arial, sans-serif;"><span style="color:#000000">Дмитрий Морозов</span></a></p>

<p><span style="color:#000000">Казань</span></p>

<p>Источник:&nbsp;<a href="http://www.ng.ru/culture/2017-06-19/7_7010_macuev.html">http://www.ng.ru/culture/2017-06-19/7_7010_macuev.html</a></p>



Все публикации
24 Tuesday
October / 2017

 

Our partners



 

Tatarstan National Symphony Orchestra
420015, Republic of Tatarstan
Kazan, Gogol, 4

Tel / fax: +7(843) 236-73-65

Orchestra
Concert
Press
News
Media
Information




Александр Сладковский и ГСО РТ - артисты SONY Music Entertainment Russia
Александр Сладковский и ГСО РТ - артисты SONY Music Entertainment Russia


Site made Fantasy Technology